Стол мозаичный
Коллекция: ГМЗ «Петергоф».
Датировка: 1767-1778 (?) год, Санкт-Петербург, мастерская Е. Эрланда,

Петергофская гранильная фабрика, мастерская Я. Мартино.
Материал/техника: дерево, смальта, прозрачное стекло, мозаика, роспись, бронза,

литье, чеканка, золочение, серебрение.
Дата поступления на реставрацию: 08.2010 г.
Реставрационная задача: комплексная реставрация.

 

 

Китайский дворец в Ораниенбауме занимает особое место среди русских императорских дворцов восемнадцатого столетия. Расположенный в глубине парка, на берегу пруда, он очаровывает своей камерностью, легкостью, своебразием декора. Дворец был построен А.Ринальди в 60-х годах XVIII века как «Собственная дача» Екатерины Великой и ее сына Павла, он имел все необходимые бытовые комнаты, а также парадную анфиладу. Интерьеры отличало необычное многообразие архитектурных решений и декоративных отделок, не повторяющихся ни в одном из помещений. «...Одна [комната] в Греческом, другая в Персидском, третья в Китайском вкусе; во всех имеются часы и прочий домашний прибор с изящным вкусом выбранный; еще в одной украшен пол мозаичною работою из пастов и стеклянных составов...», - писал в 1794 г. И.Георги, известный ученый-этнограф и путешественник. Его восхитил знаменитый «Стеклярусный кабинет», единственный в своем роде по художественной ценности и декору, никогда и ни кем не повторенный. Основную роль в оформлении интерьера играло цветное стекло. Из смальтовых пластов был набран пол. Стеклянными трубочками, создающими особый переливающийся серебристый эффект, был вышит фон красочных панно, полностью покрывавших стены кабинета. Резные золоченые рамы в виде стволов пальм, обвитых гирляндами цветов, обрамляли каждое панно и вносили особую праздничную ноту в цветовое многообразие интерьера. Завершали композицию «лазоревого цвета с вызолоченным орнаментом» панели, нарядной лентой опоясывавшие нижнюю часть стен комнаты. Между окон помещалось зеркало, рама которого была выполнена «из смальт и хрусталя, с фестонами из агата, лазурита и других камней». Дополняли убранство помещения три мозаичных стола.

Возможность применить столь необычный материал для украшения комнаты появилась благодаря деятельности великого русского ученого М.В.Ломоносова, разработавшего уникальный метод изготовления цветного стекла и наладившего его производство в промышленных масштабах. После трех лет интенсивных трудов в химической лаборатории, в результате многочисленных опытов М.В.Ломоносов добился создания богатейшей цветовой палитры и в 1753 г. основал фабрику в Копорском уезде под Петербургом, получившую название «Усть-Рудицкой». Своей деятельностью по разработке уникального метода производства цветных стекол М.В.Ломоносов возрождал древнее искусство стеклянной мозаики, существовавшее на Руси в IX-XII вв. На Усть- Рудицкой фабрике с 1761 по 1768 г. закупались стеклянные пласты, из которых было выполнено убранство Стеклярусного кабинета, а также обрамление двух барельефов в Большом зале дворца.

К сожалению, стеклянный пол, панели и зеркальная рама исчезли еще в середине XIX в. Но сохранившиеся мозаичные столы являют собой яркий пример красоты ломоносовских смальт, несравненных по чистоте и разнообразию оттенков, красочности и интенсивности цветов.

Художественная отделка мебели выполнена командой мастеров Петергофской гранильной фабрики во главе с Я.Мартини. Применялась традиционная для работы с камнем техника флорентийской мозаики, осваиваемая в 1750-60-х гг. русскими мозаичистами под руководством иностранных специалистов. Поступавшие с фабрики в Ораниенбаум литые пласты цветного непрозрачного стекла – смальт - распиливались на фрагменты необходимых размеров, обточкой им придавали нужную форму, лицевую поверхность шлифовали и полировали до почти зеркального блеска5. Готовые пластины – гладкие и тонкие, повторяющие контур изображения, - наклеивали на поверхность столов вплотную друг к другу. На столешницах мозаика укладывалась на основу в виде деревянной рамы, скрепленной проволокой и залитой гипсом; выполненые из дерева резного дела мастером Эрландом подстолья также полностью облицовывались. Смальты крепили при помощи воско-смоляной мастики. Использовали составы разных цветов, чтобы скрыть швы6.

Работа над столами продолжалась более десяти лет - с 1767 по 1779 г. - и пришлась на эпоху смены стилей. Стилистическая эволюция проявилась в форме мебели и ее декоративном решении. Первой была выполнена в стиле «рококо» небольшая по размеру, изящная консоль. Фигурное подстолье и S-образно изогнутые ножки богато украшены композициями из экзотических плодов, многоцветие которых подчеркивают золоченые накладки в виде листьев и рокайлей. Внутренняя поверхность ножек покрыта «чешуей» из алебастра. В формах второго стола – большая сдержанность. Царга и ножки лишь слегка изогнуты. Борт столешницы и подстолье убраны золочеными и посеребренными металлическими накладками в виде прихотливо изогнутых тяг с волютообразными завитками, лиственных побегов. Объемные композиции из фигурных смальт и поделочных камней декорируют только центральную часть подстолья. Царга третьего стола еще сохраняет вогнуто-выгнутую форму, продиктованную абрисом столешницы, однако ножки выпрямлены, декор трактован более строго. Бронзовые накладки подчеркивают архитектонику стола. Преобладающий декоративный мотив – меандр. В решении последнего стола проявились черты, характерные для нового стиля, классицизма. Несмотря на внешнее стилистическое различие, предметы мебели составляют единый ансамбль. И это выражается не только в использовании одного и того же материала – смальт, - в повторении определенных художественных приемов, но также во взаимосвязи аллегорических изображений на столешницах всех трех предметов. Наборные композиции явились живым откликом на текущие политические события, имевшие первостепенное значение для России: они посвящены Русско-турецкой войне 1768-1774 гг.

Две «географические карты» с изображением части владений Оттоманской порты и Российской империи на доске консоли обозначают противостояние двух держав; игральные карты у переднего края столешницы указывают на состояние войны между ними. Две книги «Коран» и «Талмуд», ассоциировавшиеся у современников одна - с религией «сарацин», вторая - с Иерусалимом, городом, где произошли важные события христианской истории, - должны были выражать официальную точку зрения на необходимость военных действий: освобождение единоверцев от ига мусульман. Сопутствующие атрибуты – масть и достоинство игральных карт, корабль с распростертыми парусами, книги – не позволяют сомневаться, каков божественный промысел и на чьей стороне успех8. В наборной композиции второго стола сохраняется тот же принцип противопоставления двух воющих стран через изображение условных географических карт. Однако, Россия одерживает победы, поэтому на карте, представляющей Османскую империю, показано решающее сражение русских кораблей с турецкими, произошедшее 24-26 июня 1770 г. в Эгейском море у бухты Чесма, в ходе которого вражеский флот был почти полностью разгромлен. Симметрично ей, в левом верхнем углу, расположен компас, который не только связан с мореплаванием, но также является аллегорическим выражением акта созидания. Значимо также, что карта русских земель изображена в центре, а рядом с ней – атрибуты Божественного промысла, Судьбы, Вечности, «власти и могущества коронованных глав»: раскрытая книга, развернутая обложкой к зрителю и глобус9. На странице атласа с изображением турецкой провинции и морского сражения можно прочитать названия древнегреческих городов – «Smirna» и «Epheso». Еще раз подчеркивается, что цель России в войне – разгром Оттоманской порты и освобождение Греции – обители православной веры и носительницы античной культуры. Эта же идея в апофеозно-утверждающей форме выражена в наборной композиции последнего стола: сломанная колонна символизирует конец царства – Османской империи. Руины представляют античную древность. Пирамида – «знак славы и памяти добрых государей» и бессмертия – несомненно, ассоциируется с победоносной Российской державой.

До сих пор не удалось найти архивных материалов, позволяющих установить, кто является автором проекта мебели. В декоративном решении столов просматривается связь с элементами, встречающимися в отделке интерьеров и мебели Китайского дворца, исполненных по проекту арх. А.Ринальди. Известно, что все работы во дворце производились «под смотрением архитектора Ринальди и по его чертежам». В то же время композиционное решение столешниц довольно наивно: совмещены различные перспективы, изображаемые предметы несомасштабны. Можно предположить что, общее художественное решение принадлежит А.Ринальди, автором рисунка столешниц является Я.Мартини (или эскиз архитектора был несколько искажен при воплощении в смальте).

Отдавая предпочтение цветному стеклу перед другими материалами, Ломоносов ссылался на его долговечность. Смальты действительно сохранили чистоту и яркость красок. Однако способ крепления стеклянных пластин к деревянной основе оказался не очень надежным. М.В.Ломоносов предвидел данную проблему. В отношении другого памятника он писал: «… Ныне состоящий иконостас [Петропавловского собора] мозаикою украшен быть не может, за тем, что … весь сделан из дерева, которое для мозаики весьма нетвердо и недолговечно…». Ситуацию усугубляло нахождение столов в неотапливаемом дворце. Уже в XIX в. потребовалось укреплять смальту. Работы проводились мастерами Петергофской фабрики: в 1855 г. Ведикайне, в 1885 г. К.Туболкиным. В 1946-1949 гг. ученики 24 Художественно-ремесленного училища под руководством мастеров-камнерезов И.П.Андреева и А.И.Михайлова провели комплексную реставрацию одного стола, укрепили конструкцию второго. Консоль была передана в реставрацию в 1979 г., однако из-за сложностей с финансированием и подбором смальт работы были приостановлены.

К 2009 г. состояние мозаичных столов было аварийным. На одном смальта почти полностью осыпалась, накладной металлический убор был снят, часть деталей утрачена, отсутствовали объемные композиции в центральной части царги. Второй предмет мебели находился в лучшем состоянии. Относительно хорошая сохранность объяснялась не только качественной реставрацией, проведенной полвека назад, но и тем, что смальтовые пластины, которыми облицовано подстолье, тоньше, чем на первом столе: стол был изготовлен последним, видимо, запасы стекла заканчивались, и мастера вынуждены были использовать их более экономно.

Приступая к реставрации двух мозаичных столов, научные сотрудники музея «Петергоф» совместно со специалистами фирмы «Царскосельские янтарные мастерские» провели стратиграфический и микрохимический анализ красочных слоев, мастик и смальты; собрали иконографический и документальный материал; выполнили подробную фотофиксацию. Состояние набора на столешницах было исследовано с помощью метода ультразвуковой диагностики. Архитектор ГМЗ «Петергоф» М.В.Борисова выполнила фиксационные чертежи расположения смальт на обоих столах и графический проект воссоздания утраченных элементов бронзового и смальтового декора. Выяснилось, что во время последней реставрации было изменено расположение металлических накладок по борту столешницы одного из столов; проект подготовили на основе исторических фотографий и фиксационной акварели 1907 г. Специалистом КГИОП С.Г.Тучинским составлена методика реставрации. Главной задачей реставраторов стало сохранение оригинальных материалов и отделки. В перечень реставрационных мероприятий входило: регенерация авторской мастики и укрепление слабодержащихся фрагментов смальты на месте методом инъектирования; подбор осыпавшихся фрагментов смальты по сохранившимся отпечаткам на мастике и иконографии; консервация золоченого и серебреного покрытия металлических накладок. С целью придания столам художественной целостности было принято решение воссоздать утраченные фрагменты смальты и детали бронзового декора. В мозаичной мастерской Академии Художеств подобраны стеклянные пласты, близкие по цветовой гамме и фактуре ломоносовским смальтам. Для отличия реставрационной мастики от оригинальной незначительно изменили ее цвет. Отработанная методика позволит приступить в скором времени к реставрации консоли.

Мозаичные столы по праву можно назвать шедевром русского декоративно-прикладного искусства. Они уникальны. Вместе с двумя медальонами из Большого зала столы и консоль являются единственными сохранившимися образцами ломоносовской смальты, использовавшейся для отделки комнат и мебели Китайского дворца. Они относятся к числу первых опытов работы мастеров Петергофской гранильной фабрики в технике флорентийской мозаики. Столы обладают не только несомненной художественной ценностью; изображения на столешницах имеют смысловую нагрузку, являясь отражением текущих событий и выражением политических идей российской императорской власти. Реставрация этих уникальных предметов мебели входит в число самых сложных, трудоемких и ответственных проектов. Возрождение первозданной красоты столов и их показ публике станет ярким событием юбилейного года М.В.Ломоносова.

Автор статьи: О.С. Кислицина

Хранитель фонда мебели Государственного музея-заповедника "Петергоф"

ООО "Царскосельская янтарная мастерская" выражает благодарность автору за предоставление данного материала.

                                           Наши партнёры:

 TripAdvisorlogo3 150 gmz cs  peterhof isaak sb