Янтарные иконы, созданные в Царскосельской янтарной мастерской, несут в себе особенную энергетику, «отблеск незримого», настраивая души на высокие, благородные переживания.

Фрагмент из книги "Янтарной комнате вослед".

Воссоздавая Янтарную комнату, набирая опыт в работе со сложнейшим материалом, каким является янтарь, специалисты мастерской размышляли о вариантах его дальнейшего творческого использования. Подумали об иконе. Мягкость и пластичность линий православной иконы, ее глубокая эмоциональность оказались необычайно созвучны возможностям материала. В мастерской сразу сроднились с идеей янтарной резной иконы. Вспоминались рельефные изображения русских святых, деревянная резная икона, старообрядческие «путевые» иконы и складни, белокаменная резьба на стенах Дмитровского собора…Икона существует более тысячи лет, но в Янтарной мастерской действительно сумели придать древнему искусству новое звучание. Янтарные иконы стали подлинным открытием в религиозном искусстве. Первая православная икона была создана специалистами мастерской уже в начале 90-х годов. Это была Гребневская икона Божией Матери. Первое признание пришло, когда в середине 1990-х по рекомендации директора Государственного музея-заповедника «Царское Село» И.П. Саутова Янтарной мастерской было поручено исполнение семи главных православных икон для Домовой церкви в Резиденции Президента России в Кремле. В мастерской с особенным чувством вспоминают об этом неожиданном заказе. Как раз приостановилось финансирование воссоздания Янтарной комнаты, и будущее виделось туманным.

Работа началась с благословения Патриарха Алексия II. В натуральную величину были исполнены акварелью подготовительные рисунки к иконам. Затем сюжеты предстояло перевести в цветную графическую схему, которая напоминает древнерусскую «прорись». Так в старину называли контурные изображения иконы, своеобразное напоминание-подсказку для иконописца. По нему, как по графическому эталону, и работал древний художник. Отталкиваясь от графической схемы, в мастерской пошли по новаторскому пути сочетания плоского янтарного набора (фон, нимбы) и флорентийской мозаики (лики, одеяния). Мозаику набирали из итальянского мрамора. От цветовой палитры камня зависят декоративные возможности будущей мозаики. Когда многочисленные цветные фрагменты каменной мозаики (а каждый из них имеет толщину 4–5 мм и вырезается по шаблону!) выкладываются на сланцевой основе, незаметно стыкуются и скрепляются мастикой, возникает яркое изображение, очень напоминающее исходный оригинал, с которого и началась работа. Мозаичные картины неспроста называют вечной живописью. Выразительные пятна цветного мрамора напоминали о значимости цвета в старинной иконе. После полирования мраморные лики, одеяния святых чудесно сияли, поблескивая на золотом янтарном фоне. Так в кремлевских иконах соединились древнерусские традиции, старые немецкие технологии по обработке янтаря и приемы флорентийской мозаики. После воссоздания Янтарной комнаты, которому сопутствовало возрождение забытых в годы военного лихолетья технологий работы с балтийским самоцветом, специалисты мастерской достигли подлинной творческой свободы. Янтарный проект потребовал от них собирания воедино всех сил и умений, мастерская находилась в центре всеобщего внимания и хотелось сохранить в коллективе высокий настрой, не допустить не востребованности обретенного опыта и – как следствие – настроений уныния. Идея янтарной иконы как раз и помогла найти то особенное дело, которое так необходимо было мастерской.

При создании янтарной иконы помимо янтаря используют кость бивня мамонта, золоченую фольгу и дерево в качестве основы. Из массива кости вырезают лики, десницы и стопы святых. Смысловым и конструктивным центром любой иконы является лик святого. От того, каков он по величине, зависят пропорции иконы. Лик обычно режется в кости в невысоком рельефе. Сохраняя традиционную графичность образов святых, удлиненные легкие пропорции их тел, мастера подчеркивают объемность ликов: выделяют брови, зрачки, волосы, намечают тени у подбородка, скорбные складки уголков рта. Лики тонируются и обрамляются сияющими нимбами.

Нимбы собирают в технике мозаики из прозрачного янтаря, под который подкладывают позолоченную фольгу. Фоны, нередко содержащие пейзажные мотивы, также собираются в плоском янтарном наборе.

Ремесленная основа в профессии янтарного мастера очень важна. Из Калининграда ян-тарное сырье поступает в кусках неправильной формы. Они разные, но для творческой работы предпочтительны куски весом около 50 граммов. Поскольку крупный янтарь в природе встречается крайне редко, можно сказать, что янтарное искусство основано на склейке частей, и специалисты мастерской к этому привыкли. Монтаж, окраска, полирование – эти операции предшествуют или сопутствуют творческому процессу, то есть резьбе. В мастерской стараются, опираясь на графический эскиз, быть ближе к оригиналу и хотя бы отчасти передать то, что в древности было создано иконописцами: как говорили в старое время, «делати по подобию».

Икона может быть обрамлена в скромную деревянную раму, украшенную тонкими про-пиленными накладками, – хорош этот недорогой, но очень декоративный прием. Возможны и более сложные по рисунку рамы с использованием исторических образов, старославянской вязи, плетеного узора, а также и драгоценные янтарные. Икону по традиции укладывают в футляр из ценных пород дерева. Директор Царскосельской янтарной мастерской Б. Игдалов, cам опытный камнерез, говорит: «Для нас важно, что не только специалисты, но и иерархи Русской Православной Церкви высоко оценили янтарную икону.

Узнайте больше в нашей книге:  "Янтарная икона"

                                           Наши партнёры:

 TripAdvisorlogo3 150 gmz cs  peterhof isaak sb